Создать сайт
Понравился? Нажмите -
@ADVMAKER@

Мушмула - Елена Дроздова

06.02.2016




Конкурсная работа. Номинация – Проза.
"Галактический сезон литературных конкурсов 2016", II этап.


Место, где мы жили, было совершенно не курортное. Рядом находился важный объект — дачи министерства обороны, которые в народе прозвали «дача Гречко». Дача эта охранялась, казармы солдат стояли прямо на территории учхоза.
Весь учхоз был обнесен высоченной кованой оградой, и пускали туда только по пропускам. Хозяин нашей квартиры Гурам сочинил для руководства какую-то длинную историю о том, что его двоюродный брат женат на русской, а мы ее родственники и приехали к ним погостить. В результате нам выписали пропуска, и мы ходили к морю прямо через сады учхоза.
Чего только не было в этих садах! Вдоль дорожек стояли кипарисы и гранаты, в глубине росли огромные эвкалипты и невероятные магнолии. Было много совсем неведомых мне плодовых деревьев — шелковицы, мушмулы, алычи. Вдали виднелись плантации мандаринов, лимонов и хурмы. Все сады были расчерчены бетонными дорожками, вдоль которых шли невысокие живые изгороди из каких-то декоративных кустиков.
От калитки была прямая дорожка, по ней мы и ходили до моря, никуда не сворачивая. Нам очень не советовали подходить к забору «дачи Гречко», там дежурила охрана. Казармы были расположены в стороне от дорожки, среди посадок мандариновых деревьев. Проходя мимо, мы видели, как маршировали солдаты на плацу или шли на смену патруля к «даче».
Близнецы Марина и Манана, а еще больше маленькая Майя, любили сказки. И как-то раз я рассказала им сказку « Курочка Ряба». Эта сказка в моем исполнении так поразила всех девочек, что они ходили за мной как хвостики и просили рассказать её еще и еще.
В доме учхоза все друг друга знали и обо всем сплетничали, как в деревне. Новость про чудесную сказку распространилась по дому, и слушателей прибавилось. По вечерам я выходила во двор и рассказывала сказки. Собирались и дети, и подростки.
Приходил даже самый главный хулиган, парень лет шестнадцати. Он ложился на траву, подпирал голову руками и тянул: «Алэна, расскажи ещэ про золотоэ яйцо…». Мне тогда было тринадцать лет, и только детское личико и две косички выдавали во мне школьницу, а фигура уже была как у взрослой девушки. Он пристально смотрел на меня и мечтательно улыбался…
Благодаря сказкам, я быстро подружилась с местными. Девочки показывали мне, какие ягоды и растения съедобные, а какие нет. Мы ходили с ними рвать шелковицу и дикую алычу. Но больше всего меня поразила мушмула. Тот самый хулиганистый мальчишка принес ее и угостил меня. Как она была вкусна!
Заметив, что мне очень понравилось, он стал этим пользоваться. Я знала много интересных рассказов, и детская сказка «Курочка Ряба» отошла на второй план. Но хулигану почему-то нравилась именно она.
Появляясь вечером с целым тазиком мушмулы, он говорил: «Расскажешь про золотое яйцо пять раз, отдам всю мушмулу…». И завороженно слушал сказку, прикрыв глаза. Думаю, ему просто нравилось, как звучал мой голос…
Малышня с восторгом слушала про курочку пять раз, а девочки постарше жутко возмущались и переговаривались по-своему, и по интонации я понимала, что ругают они хулигана, на чем свет стоит.
Терпели они это безобразие дня три, а потом отозвали меня в сторону и предложили самим добыть мушмулы.
План был такой. Сторож учхоза жил в этом же доме. У него была дочь Марина, девушка лет восемнадцати. Про Марину сплетничал весь дом, поносили, ругали и плевали вслед. Говорили, что Марина берёт ключи у отца и по ночам бегает в казарму к солдатам. Девочки уверяли меня, что сами несколько раз следили и видели, как она в темноте открывала калитку и проходила на территорию учхоза. У входа была будка, там горел всю ночь свет, но отец Марины любил выпить стаканчик и завалиться спать. Когда Марина шла вперед, она калитку не запирала, на случай если придется быстро бежать обратно. Девочки предложили проследить за Мариной, а когда калитка будет открыта, зайти в сад и набрать мушмулы.
На юге темнеет рано и быстро, еще в сумерках мы спрятались у калитки и стали ждать. Как же чудесна южная ночь! Цветы магнолии начинают необыкновенно пахнуть и как будто светятся в темноте, летают светлячки, на небе огромные звезды, а в этот вечер была еще и полная луна. Луна взошла довольно быстро, и стало почти светло. И вот из тени под деревьями выныривает женская фигура. Открывает калитку, потом заглядывает в окно домика охраны. Видимо убедившись, что отец спит, растворяется в темноте сада.
Мы юркнули в калитку и через некоторое время оказались под деревом мушмулы. Я всю жизнь видела плохо, но очки постоянно не носила, надевала только в школе. А если я иду с кем-то, то дорогу не запоминаю вообще. Луна, не луна — а под деревьями в саду все равно темно. Как мы попали к мушмуле, я совершенно не представляла.
Эта мушмула была старая и огромная. Одна из девчонок взяла с собой маленький фонарик. Она им посветила, и мы увидели, что на земле мушмулы не так уж много. У нас были приготовлены треугольные кулёчки из газеты, довольно большие, во весь лист. Мы собрали все, что было под деревом, но не набрали и половины кулька. Тогда одна из девочек забралась на дерево и стала трясти ветки, мушмула посыпалась градом. Поднялся шум, мы перепугались. Одно дело тихо собирать под деревом, другое дело трясти — шумят ветки, с треском падают плоды.
Мы быстро собрали все, что нападало. Получилось у каждого по полному пакету. И тут вдруг кусты зашумели, и по дереву забегал луч фонаря. «А!!!! Нас засек патруль!!!», — шёпотом закричали девчонки и пустились бежать. Я, конечно, побежала за всеми, но где мы и куда бежим, не понимала.
Наконец мы оказались на бетонной дорожке, где светила луна. И тут, как назло, пакет раскрылся, и драгоценная мушмула рассыпалась. Я наспех собрала, что смогла и вдруг поняла, что никого нет, и куда бежать я не знаю. Услышав вдали какой-то топот, я подумала, что это девочки бегут, и побежала быстрее их догонять.
Долго я бегала в темноте по каким-то непонятным дорожкам, но так никого и не догнала. Постепенно мне стало совсем уж страшно. Вдали раздался топот, и фонари забегали по листве. Я со всех ног понеслась в другую сторону. Только попасться солдатам мне не хватало!
Погоня приближалась, меня охватил какой-то ужас обреченности. Я почувствовала себя загнанной жертвой — в темноте, брошенная всеми, бегу куда-то, сослепу не разбирая дороги… Сейчас меня поймают, отличницу, пионерку — и с ворованной мушмулой. Зашвырнув пакет подальше в кусты, я помчалась еще быстрее.
Мне показалось, что я увидела знакомую дорожку, по которой мы ходили к морю. Я резко повернула и со всего размаху налетала на солдата. Он то ли охнул, то ли хрюкнул и обхватил меня руками. Его пряжка больно впилась мне в ребра, и я почувствовала, как колотится его сердце. «Попалась», — почему-то сказал он. «Которая кусалась, которая кусалась…», — завертелось у меня в голове.
Солдат отстранился, взял меня за плечи и строго спросил: «Что ты тут делаешь, ночью на охраняемом объекте?». «Я заблудилась», — пропищала я совсем уж детским голоском. И так это прозвучало нелепо, что мы оба прыснули со смеху. Тут его окликнули, он шепнул: «Быстро пригнись и под куст», — и просигналил в ответ фонарем. «Ну, что там?». «Опять местные лазили за мушмулой, убежали». «Проверить калитку и в казарму!». «Есть!». И топот нескольких ног стал удаляться.
Солдат крепко взял меня за запястье и зачем-то сказал: «Пройдёмте». Это было прямо как в кино, когда милиционер говорит арестованной: «Пройдёмте, гражданка».
Оказывается, я очень далеко убежала от калитки, пока блуждала в темноте. Мы шли и шли в лунном свете через благоухание южной ночи. На небе сверкали огромные звезды, трещали цикады и летали светлячки. И он держал меня почти за руку.
Кровь стучала в моих ушах. Молчание становилось все невыносимее. Казалось, даже воздух начинает звенеть. Видимо, он тоже это почувствовал, потому что вдруг отпустил мое запястье и сказал: «Меня зовут Алёшей». Он так и сказал — Алёшей, а не Лёшей или Алексеем.
И мы заговорили — сбивчиво, одновременно, торопливо разрушая неловкую тишину. Пока мы дошли до калитки, я узнала всю предысторию нашего столкновения.
Ловили они Марину, а вовсе не нас. Да командования дошли слухи, что кто-то из солдат крутит роман с местной девушкой. Прямых доказательств не было, решили устроить засаду и взять на месте преступления. Но видимо парочку предупредили, так как засада никого не обнаружила. Уже хотели расходиться, как вдруг вдалеке промелькнула какая-то девичья фигура. Алёшу как лучшего бегуна послали на перехват, перекрыть дорожку к калитке. Он бежал, а я совсем с неожиданной стороны на него налетела.
У калитки метались в панике мои девчонки, темпераментно укоряя друг друга в том, что меня потеряли. От радости они меня чуть не до смерти затискали. Алёшу горячо благодарили, что он меня отпустил, а не сдал начальству.
Алёша разбудил Марининого отца — мол, калитка открыта, он спит, а шпана мушмулу обтрясает. Мы к тому времени уже спрятались, так что все проклятия сторожа посыпались на Марину. Он запер калитку и побежал, ругаясь домой, проверить, где его дочь.
Когда взволнованная мама выбежала меня искать, мы мирно сидели у подъезда. Облегченно вздохнув, она на радостях разрешила еще полчаса погулять с девочками. Все мне очень сочувствовали, ведь мой пакет мушмулы погиб в пылу погони, поэтому мы честно разделили всю добычу поровну.
Всю ночь, вместо того чтобы спать, я мечтала, как мы встретимся в будущем с Алёшей. Поскольку в темноте и со слепых глаз я его толком не рассмотрела, мне он представлялся таким же красавцем как Ален Делон…
Утром мы пошли с родителями на море и увидели солдат, собирающих мушмулу в ящики. Сколько бы я не вглядывалась, никого, похожего на Алена Делона не заметила… Один из них, белобрысый и конопатый, так на меня уставился. Я ему показала язык. Он почему-то расстроился.
Вечером девчонки рассказали мне новые подробности вчерашнего приключения. Оказывается, наш любитель сказки «про золотое яйцо» узнал, что мы полезли за мушмулой, и решил нас припугнуть. Они с ребятами взяли фонари, стали светить на деревья и кидать камни в кусты из-за забора, чтобы мы подумали, что это патруль.
Но самая загадка была в том, что когда сторож с проклятиями прибежал домой, Марина спала сном младенца… С тех пор сплетникам Маринин отец гордо отвечал: «За своими смотрите, моя дома спит».
Через неделю мы уезжали. Когда за нами уже пришло такси в аэропорт, и папа грузил чемоданы, из подъезда вскочил этот хулиганистый мальчишка. «Вот, возьми», — сказал он с каким-то отчаяньем и сунул мне в руки огромный пакет мушмулы…
Недавно я искала что-то в интернете про сорта хурмы. И вдруг в картинках появилось «Учхоз Эшеры». Я кликнула на картинку и увидела. Подпись гласила: «Учхоз, село Эшеры. Следы войны». На фото был дом, точная копия того, где жили мы. Такая же пятиэтажка с магазинами на первом этаже. Только в этом доме не было окон, на крышах и балконах росли огромные деревья, а первый этаж, где были магазины, вообще превратился в заросли.
Я быстро закрыла картинку. Нет!!!! Пусть это будет другой дом! Пусть все они будут живы — и смешливый Гурам, и его жена, и близняшки Марина и Манана, и маленькая Майя, и все девчонки, и тот ушастый хулиганистый мальчишка, который так любил сказку «про золотое яйцо».
Комментарии (0)Просмотров (130)


Зарегистрированный
Анонимно