Создать сайт
Понравился? Нажмите -
@ADVMAKER@

С гостьей на Eurovision - Метанет Тагиева

09.02.2016



Конкурсная работа. Номинация – Проза.
"Галактический сезон литературных конкурсов 2016", II этап.



   Уже четвертый месяц Сабина не могла опубликовать свой перевод в журнале «Звездное перо». Она снова пошла к главному редактору БархударуМухтарлы, когда-то учившегося на три курса старше ее.
Еще студентом он выпускал стенгазету и проводил различные мероприятия на факультете. Его референт Гюнель, сопровождавшая его с альма-матер, была одногруппницей Сабины.

   – Привет! Как поживаешь? – спросила секретарша с напускной вежливостью.
   – Пока ничего. Посмотрим, как будет после аудиенции с Борей.
   Гюнель молча опустила голову.
   – Номер уже в типографию отправили.
   – Мой «Вещий Олег», конечно же, не включен.
   – МНет, Сабиш, материала много.

   «Звездное перо» после редакторства Б. Мухтарлы стало выходить раз в полтора месяца тогда, как под руководством его предшественника журнал издавался три раза в год. Бархудар, используя деловые способности и умение очаровать собеседника, нашел спонсора, увеличил тираж и даже стал выплачивать авторам гонорары. Однако в отличие от прежнего шеф-редактора, он пропускал работы только близких друзей, находя благовидный предлог для удержания части вознаграждения.

   – Он очень занят, Сабиш, – пробормотала Гюнель. – Хочешь, чай налью? Только что заварила.
   – Отнеси своему патрону, –  сконфузилась посетительница и, постукивая костылями, поплелась к кабинету редактора.

   Бархудар раскачивался в кресле, погруженный в игру на мобильном телефоне. Когда открылась дверь, он не поднял голову, решив, что помощница принесла чай. 

   – Ах, зараза! Это называется «я очень занят. Не беспокоить!» 
   – Здравствуй, Сабина! В чём дело?
   – Зехирмар, в чём! Опять мне ждать следующего номера?
   Мужчина ответил, не отрываясь от игры:
   – Понимаешь, золотко, мы зависим от спонсора. Я не могу браться за произведения, не отвечающие духу времени.
   – В прошлый раз современный Гуллотти не устроил из-за неизвестности, а еще раньше Циммерман не угодил за обработку библейских сюжетов. Теперь сам Пушкин не в твоем вкусе. 
   – Пушкина все в оригинале наизусть читают. Слава Богу, русский язык доступен всем. Зачем на азербайджанский переводить? – оправдывался главный редактор, сохраняя спокойствие.
   Зато взбудораженная собеседница орала во всеуслышание:
   – Потому что ты не хочешь пропить гонорар инвалида. «Не печатаю и не плачу»!
   – Ошибаешься, милая. Предложи что-нибудь стоящее. 
   И тут Сабина подкралась к нему; опершись на один костыль, она замахнулась другим над его головой. Такого поворота Бархудар не ожидал. Он соскочил с кресла, а костыль, задел стеклянный сувенир, который упал и разбился вдребезги.
   – Са-са-Сабиз, что с тобой? – оторопел главред.
   Его лицо побледнело, а глаза разбежались в разные стороны.
   – Ха-ха-ха! До гроба мне хватит!, – ликовала девушка. – Пропадите пропадом ты и твой спонсор!
   Прибежавшая на шум Гюнель не знала, смеяться или плакать. В глубине души она признавала правоту подруги: шеф почти превратил государственное издание в свою собственность. Сдержав эмоции, секретарша взяла Сабину под руку и провела до лифта.

   Бархудар пришел домой во втором часу ночи. Он не смог открыть дверь своим ключом, так как Людмила Александровна задвинула щеколду. Мужчина безнадежно звонил, потом стал барабанить. Мила нехотя впустила мужа, чтобы тот не разбудил соседей. Как она ожидала, он появился навеселе. Запах перегара заполнил прихожую.
   – Утром собери вещи и убирайся, свинья!
   – Ну, прези-ентация нашего автора сегодня, то-ко пивка процедиии-ли, – объяснился главный редактор, не удерживая слова на языке.
   – Пивка! – недоумевала жена. – Да от тебя водкой несет!
   – Ну, во-о-щем, без это-онезя.
   Он вошел в спальню, где попытался обнять ее.
   – Убирайся! Кому сказала? Вон отсюда! – вскрикнула Людмила, схватив стул.
   Терпению женщины, не раз впускавшей мужа, валившегося с ног, пришел конец, и она напомнила, что три дня назад подала на развод.
   Руслан проснулся на крики матери.  Ничего нового перед его взором не было. Отец часто приходил домой пьяный и набрасывался на маму с кулаками. Теперь, когда она, невредимая, наезжала на него, мальчик с полным безразличием ушел досмотреть сон.

   Соседки и подруги сочувственно шушукались между собой:
   – Ничего себе интеллигентный муж! Лучше уж в Сургуте фрукты продавать.

   Ночь Бархудар провел в машине, которую, одному Богу известно, каким чудом он пригнал к дому.

   На следующий день после обеда, то есть по завершении своего рабочего дня главный редактор «Звездного пера» решил прогуляться по Бульвару. Настроение опустилось ниже нуля: утром адвокат Милы предъявил документы на подпись. Проблем с дележом имущества не было. Квартиру муж оставляет жене и сыну, сам же пока будет жить на даче, а зимой переберется к бабушке. Обида была велика, а винить, кроме себя, некого.
   Бархудар присел на скамейку к молодой девушке, когда та просила прохожих найти ее беретку. По ее словам, несколько минут назад, когда она шла сюда,   головной убор унесло порывом ветра, или она сама нацепила на ветку.
   – Возьмите, тетя! – прощебетал мальчишка лет шести.
   Девушка протянула руку мимо детской ручонки.
   – Слепая, – заключил Бархудар и, взяв беретку у мальчика, в вручил хозяйке.
   Просидев несколько минут рядом с незнакомкой, мужчина понял, что в парк она пришла одна. Он решился заговорить с ней.
   – Извините, вы не видите?
   – Да, а что?
   – Ничего. Просто Вы без поводыря. Впервые такое вижу.
   – Знаю: ваши незрячие девчата не выходят одни из дома.
   – Так Вы приезжая? – удивился собеседник.
   – Да. К вам на Eurovision приехала.
   – Одна-а?
   – Почему бы и нет?
   Они разговорились. Он узнал, что Ксюша Полынина, так звали девушку, выиграла на радио билеты на второй полуфинал и финал популярнейшего песенного конкурса. К билетам прилагалось трехдневное проживание в отеле. Поездку она оплатила сама и умудрилась достать билет на первый полуфинал.
   – Ксюш, а как ты ориентируешься в незнакомом месте? – спросил мужчина.
   Девушка показала раскладную трость, а также iPhone, в котором имелась встроенная звуковая программа.
   – И ты скользишь пальчиками по нему?
   – Ну да. Тут еще много полезных программ для нас.
   Ксюша запустила навигатор, который сообщил название места и ближайшие объекты, отчего у Бархудара глаза на лоб пошли.
   Затем неугомонная гостья поднесла чудо-технику к груди мужчины.
   – Так, Ваша сорочка желтая?
   – Точно! 
   – Простите, можно брючки проверить?
   И она приставила iPhone к его коленям.
   – Темно-синие!
   – Да, мадемуазель!
   – Не в обиду вам, – продолжала гостья, – реабилитация слепых и слабовидящих у нас на очень высоком уровне.
   Она рассказала про своих бакинских подруг, с которыми по Skype общается. Девчата рады, что им ноутбук купили; они по всему свету друзей завели, а вот одни и за хлебом через дорогу не пойдут.
   Бархудар окунулся в небесную голубизну ее глаз:
   – Слушай, ты точно ничего не видишь?
   – Ни хрена.
   Он придвинулся к ней, прикоснувшись коленом ее колена. Она не отстранилась. Он положил руку на ее обнаженное плечо:
   – Не холодно?
   – Нет, но я привезла жакет. Он в отеле.
   Через полчаса ей предстояло позвонить таксисту, чтобы вернуться в гостиницу.
   – Никому не звони! У меня машина, если не возражаешь.
   Девушка улыбнулась.

   Они поехали в ее номер. Он поражался ее независимости, непринужденной манере поведения.

   Наутро Бархудар достал для себя билет на полуфинал в BakuCrystalHall, а на финал у него билет имелся.

   мужчина и девушка провели три счастливых дня. Он открыл для себя новый мир – мир слепого человека.
   Любовники расстались, как добрые друзья, вполне довольные друг другом. Короткий роман закончился безо всяких обязательств, разве что подтверждением запроса на дружбу в соцсетях. 

   Бархудар перебирал материалы для очередного номера журнала. Его не покидала мысль о Ксении Полыниной. Не любовь к гостье всколыхнула в его сердце, а восхищение ее независимостью и отношением к инвалидам в России.
   Он вышел из кабинета и обратился к секретарше:
   – Гюнельчик, включи в новый номер Сабинину «Песнь о Вещем Олеге»!

   Прошло два месяца. Бархудар не брал в рот спиртного. Он сдержал слово, данное бабушке, в доме которой собирался жить с новой женой.

   Переводчица пришла в редакцию за авторским экземпляром.
   – Поставь подпись вот тут, – протянула Гюнель формуляр.
   – Я отказываюсь от гонорара. – сказала Сабина. – Пусть он будет от меня свадебным подарком вам с Борей. Будьте счастливы!
Комментарии (0)Просмотров (79)


Зарегистрированный
Анонимно