Алёна Аворус - Реальность 7806-бис

Галактический сезон литературных конкурсов 2016.
Блиц-конкурс. Фантастический рассказ.

В больницу меня привезли на «скорой». Я была в состоянии, близком к потере сознания: с температурой сорок.
Врач в приёмном покое мне сразу не понравился: очень у него было характерное лицо с красным носом. Мне даже показалось, что от него слегка попахивает выпитым.
Зато он мне очень обрадовался. Глаза его загорелись лихорадочным блеском, он похихикивал и потирал руки:
— Оперировать! Немедленно оперировать!
Мы с мужем понимающе переглядывались. Муж попробовал остудить пыл хирурга:
— Может, подождать до утра?
— Что? Или операция, или немедленно - вон!!!
Скорая уже уехала, на дворе была ночь. И мы сдались.
— Держись! Всё будет хорошо!
Муж передал меня в руки медсестёр и уехал: дома оставалась грудная дочка.
Когда я пришла в палату, соседки сразу же стали меня отговаривать:
— Не давайся, потерпи до утра! Утром придет заведующий отделением, у него золотые руки - сделает всё, что только возможно. Он  здесь лучший специалист, пишет диссертацию докторскую. Подожди Аркадьевича, не пожалеешь!
В палату вбежал хирург из приёмного покоя. За ним медбратья катили носилки.
— Ну что? Готовы?
Я попробовала отбиться во второй раз:
— Может я потерплю до утра?
— Нет и ещё раз нет! Немедленно! В операционную!!! Или с вещами на выход!!! Выбирайте!!!
Деваться мне было некуда. Соседки проводили меня сочувственным взглядами…
Очнулась я только утром, перед обходом. И поняла, что температура не спала, я вся горела.
В палату зашли Николаич, мой лечащий врач, и Аркадьевич:
— Ну, где тут наша новенькая? Посмотрим, посмотрим…
Николаевич был молод и горяч. Поэтому он, как увидел результаты операции, сразу взбесился и стал  громко ругаться.
Более спокойный и интеллигентный Аркадьевич только и спросил:
— Кто это сделал?
— Я не знаю. В приёмном покое был такой пожилой, в очках и с красным носом.
— Я так и знал - Кузьмич! Руки бы ему оторвать! Срочно, готовьте третью операционную! Будем делать операцию повторно!
Они очень спешили. Поэтому анестезиологне стал меня взвешивать, а посмотрел данные предыдущей операции. А перед первой меня тоже никто не взвешивал…
В операционной анестезиолог Валерьевич долго боролся с моими венами:
— Да что же это такое! Вены прячутся, как живые! 
Наконец, ему удалось-таки попасть в вену. Страшная, жаркая волна начала разливаться по всему моему телу. Меня охватил панический ужас. Отчаянно борясь с наступающим беспамятством, немеющими губами я закричала:
— Помогите! Умираю!
Последнее, что я услышала, был дружный смех всей операционной бригады.
Я попала в какой-то страшный, непередаваемо жуткий мир. Там было невыносимо жарко. Яркие, странные краски резали глаз. Почему-то цветов было только два: розовый и жёлтый. Они были совершенно не человеческие, не реальные. Я находилась в какой-то длинной комнате, её стены и потолок были этих немыслимых розовых и жёлтых цветов. Вдоль стен стояли огромные странные машины с множеством проводов и трубок. Они были похожи на блоки старинных ЭВМ. Откуда-то падал яркий, слепящий свет и раздавались отрывистые, гулкие звуки. Разобрать, что это за звуки было совершенно невозможно.
Этот мир был так ужасен и так чужд, что я металась вдоль жёлтых стен с одной мыслью:
— Только бы отсюда вырваться, только бы вернуться!
Но выхода не было. Совершенно обессилев, я свернулась в углу клубочком. И вдруг неясные звуки трансформировалась в совершенно понятную речь:
- Двадцать семь лет, почти двадцать восемь! За такую ошибку диплома лишают! Немедленно перемещай в изначально заданную реальность – 7806-бис!!!
В потолке образовалась огромная воронка. На секунду мне показалось, что в ней мелькнуло что-то, очень похожее на ярко-оранжевый глаз.
Неведомая сила подняла меня с пола иповлекла куда-то в черную высь. Все мои органы чувств отключились одновременно – это было настолько страшно, что сознание, не в силах бороться с этим ужасом, тоже померкло…
 Медсестра била меня по щекам:
— Просыпайся! Просыпайся!
Я всё чувствовала, но не могла пошевелиться. Даже глаза не открывались. Но каким-то странным образом я видела движения и понимала, кто это говорит.
— Там было написано: вес восемьдесят килограмм. Я и дал наркоз на восемьдесят!
— Валерьевич, ты идиот, да? Глаз своих нет? Где, где здесь восемьдесят?
Аркадьич тыкал пальцем в мои рёбра.
— Да сам теперь вижу… Чтоб ему, этому Кузьмичу!!! Ведь не взвешивал, так написал, от балды!
Медсестра снова начала меня бить по щекам:
— Просыпайся! Просыпайся!
— Хватит! Я не сплю!
Я медленно открыла глаза.Мир вокруг был совершенно иным. Так вот она какая – изначально предназначенная мне реальность 7806-бис! 
Надо мной склонились радостные лица хирурга и анестезиолога:
— С возвращением! Тьфу, напугала-то как!
Вдвоём они сами отвезли меня в палату и перенесли на кровать на руках. Соседки поражались:
— Что это они нежничали так с тобой? Сами на руках понесли на кровать. Невиданное дело! Остальных как привезут из операционной, так сам перелезай с каталки как хочешь…
— Наркоз передозировали, перепугались. Вот, от радости, что проснулась…
Я так и никогда и не узнаю, в какой реальности я прожила первые двадцать семь лет своей жизни.Но я очень рада, что ошибку вовремя исправили…
Тем, кто ругает этот мир, я могу сказать одно:
 – Наша реальность, 7806-бис –прекрасный вариант! Поверьте – мне есть, с чем сравнить!

19.10.2016
Просмотров (68)


Зарегистрированный
Анонимно